Пароль будет отправлен вам на e-mail.

В последнее время появляется достаточно много публикаций относительно так называемых «умных» контрактах и их влияния на право и профессию юриста в принципе. Особенно много таких публикаций в западной прессе. Зачастую в них указывается, что современное договорное право в его нынешнем виде близится к закату, профессия юриста скоро обесценится, а все сферы бизнеса ждет кардинальная перестройка процессов на основе технологии блокчейн.

Действительно ли «умные» контракты смогут полностью изменить юриспруденцию и угрожают профессии? Нужно ли модифицировать современное договорное право в связи с развитием данной технологии?

Технология блокчейн (blockchain)

Для начала попробуем разобраться, что из себя представляет технология блокчейн (blockchain). Именной с ней связывают развитие понятия «умных» контрактов. Долгое время данная технология прочно ассоциировалась в основном с криптовалютой (биткоинами), однако в последнее время наблюдается интерес к ее более широкому применению.

В общем виде механизм функционирования технологии блокчейн и осуществления платежей с помощью биткоинов сформулирован в статье Сатоши Накамото (Satoshi Nakamoto). Идея, лежащая в основе создания биткоинов, достаточно простая: обеспечить возможность онлайн платежей между сторонами (peer-to-peer) без вовлечения финансовых институтов и каких-либо посредников. Такой способ оплаты должен стать более удобным и безопасным, так как при использовании блокчейн исключается двойное списание средств со счета и какое-либо вмешательство в транзакции. Так зародилась идея создать децентрализованную сеть, представляющую собой последовательную базу сделок.

Блокчейн (от англ. «blok» — цепочка и «chain» — цепь) — это распределенная база данных, состоящая из блоков информации, которая содержит в себе записи о всех транзакциях, совершенных участниками данной системы. В каждом блоке хранится информация о транзакции участников, включая стороны, дату и иную служебную информацию, а сами блоки выстроены в единую цепочку, причем все блоки системы последовательно связаны друг с другом таким образом, что каждый последующий блок содержит информацию о предыдущем блоке. В случае с криптовалютой в каждом блоке содержится информация о транзакции между пользователями.

Для отправки криптовалюты (биткоина) другим пользователям системы используются два ключа: публичный и частный. Публичный ключ нужен, чтобы участники системы могли отправить данному пользователю свои биткоины, а частный нужен, чтобы пользователь смог перевести свои биткоины другому пользователю. Сам процесс передачи биткоина осуществляется посредством указания обладателем биткоина нового публичного адреса и подписания ее своим частным ключом.

Для того, чтобы максимально защитить участников системы при осуществлении транзакций информация об операциях является публичной и подтверждается специальными участниками системы. Такие участники обеспечивают запись нового блока в систему именуются «майнерами», они получают вознаграждение за свою работу и использование их вычислительных мощностей для осуществления записи нового блока.

Важно отметить, что система является распределенной, то есть нет какого-то единого центра, так как информация о совершенных транзакциях есть у всех участников системы и каждый может ее проверить.

Иными словами, идея лежащая в основе блокчейн была в обеспечении максимального доверия к системе, валюте и совершаемых транзакциях. Поскольку формируется единая цепочка операций, то внести какие-либо изменения в нее крайне сложно (они будут отвергнуты системой). Для того, чтобы «взломать» такую систему потребуются значительные вычислительные мощности. Кроме того, чем больше участников системы, тем сложнее ее взломать, так как изменение информации об одном блоке потребует внесение изменений в остальные блоки системы. Все это делает блокчейн безопасной и надежной системой для фиксации транзакций между ее участниками. Цепочки транзакций биткоинов публично доступны и их можно просматривать на специальном сайте.

Нетрудно заметить, что механизм, который изначально создавался для предотвращения двойного расходования при переводе денежных средств стал востребован в других сферах жизни. Ведь в блоки можно записывать не только информацию о транзакциях пользователей, но другую информацию. Первыми на данную технологию обратили внимание банки и финансовые институты. Позже к экспериментам с блокчейн присоединились представители других индустрий. Так, в России Национальный расчетный депозитарий в 2016 году уже начал тестирование технологии, позволяющей голосовать на общих собраниях, используя технологию блокчейн.

Особое доверие участников системы к совершаемым в ней транзакциям не могло не привести к появлению платформ, которые позволяют создавать контракты на основе технологии блокчейн, то есть создавать определенную последовательность команд, которые выполняет система при наступлении определенных обстоятельств. Такие контракты получили название «умные» контракты. Сейчас существует ряд таких платформ для создания «умных» контрактов, но наиболее распространенной является Etherium. В данной системе также работает своя криптовалюта — ether. Сам по себе «умный» контракт представляет собой программный код, на каком-либо языке программирования. Как только стороны заключили такой контракт, его исполнение начинается автоматически, без их непосредственного участия. На сайте самого проекта Etherium, в частности, указывается на то, что платформа может помочь в организации краудфандинга. С использованием данной платформы также создаются механизмы распространения билетов на мероприятия и концерты, онлайн казино, децентрализованные автономные компании для управления недвижимостью. Больше примеров использования etherium доступно по ссылке.

Понятие «умного» контракта

Учитывая, что сама технология «умных» контрактов достаточно новая для практики, единого определения «умного» контракта нет. Среди возможных трактовок можно назвать следующие.

«Умный» контракт — электронный алгоритм, описывающий набор условий, выполнение которых влечет за собой некоторые события в реальном мире или цифровых системах. Для реализации умных контрактов требуется децентрализованная среда, полностью исключающая человеческий фактор, а для возможности использования в умном контракте передачи стоимости требуется криптовалюта.

«Умный» контракт — это договор, существующий в форме программного кода, имплементированного на платформе Blockchain, который обеспечивает автономность и самоисполнимость условий такого договора по наступлении заранее определенных в нем обстоятельств.

Таким образом, основными характеристиками «умного» контракта выступают его форма выражения (язык программирования), самоисполнимость, использование инфраструктуры блокчейн.

Сама идея самоисполнимости и в некоторых случаях даже самозаключаемости контракта не нова. Такие методологии уже применяются в сфере биржевой торговли. Сейчас на торгах участвуют биржевые роботы, которые самостоятельно принимают решение о заключении сделки на основе алгоритма.

Еще одним таким примером является программы сниперы, которые используются на аукционах на площадке eBay. Суть в том, что программа, обладая информацией о вашей потенциальной максимальной ставке, делает ставки вместо вас, если другой участник сделал ставку (сделал свой шаг). Таким образом, юридически значимые действия совершаются без вашего прямого участия. Вообще вопрос использования искусственного интеллекта или достаточно серьёзной автоматизации, предполагающей вмешательство автоматических действий в волеизъявление человека — достаточно интересная тема для отдельных исследований.

Исходя из определений, предлагаемых различными авторами, основными чертами, которые отличают автоматизированные действия (биржевые роботы, сниперы и т. д.) от собственно «умных» контрактов являются использование криптовалюты (как валюты, переводы которой практически невозможно скомпрометировать), использование платформы блокчейн (как платформы, предполагающей особое доверие к системе), исполнимость контракта без участия человека. Именно данные характеристики делают взаимодействие участников системы максимально определённым и предсказуемым.

Проблемы применения «умных» контрактов

Даже учитывая, что «умный» контракт написан на искусственном языке (языке программирования), а не на естественном языке, все равно он представляет собой как и любой другой контракт совокупность команд (если…, то…, иначе…). Принципиальное же отличие состоит в том, что в случае с искусственным языком данные команды выполняются машиной и без участия человека, а в случае в естественным — они исполняются либо самими участниками добровольно, либо посредством третьей стороны (суда, пристава и т. д.).

Вместе с тем и те, и другие команды написаны в конечном случае человеком. Причем контракты на естественном языке позволяют моделировать ситуации с достаточно большой степенью абстракции. В этом слабость контрактов на естественном языке, но вместе с тем и их существенное преимущество: возможность описать практически все реальные жизненные ситуации (полная привязка к реальности, отсутствие привязки к криптовалюте), возможность конструировать сложные договорные конструкции (с привязкой к таким категориям как добросовестность, разумные меры, разумный срок, обязательства сотрудничества, процедуры изменения договора и т. д.). Иными словами, не все условия достигнутых договоренностей сторон могут быть интерпретированы машиной (как минимум на текущем этапе), поэтому на сегодня сфера применения «умных» контрактов ограничена.

Такие категории как заблуждение, порок воли, ограничение дееспособности, ложные заверения об обстоятельствах и т. д. в любом случае должны применяться к отношениям сторон, вступающих в договорные отношения. Ведь это основы современного оборота. Именно поэтому я сильно сомневаюсь, что полная «оцифровка» гражданско-правовых отношений и институтов когда-либо произойдет.

Кроме того, встает закономерный вопрос об ошибках в коде (багах) и их правовых последствиях. Исполнение «умных» контрактов невозможно отменить, так как инфраструктура блокчейн не предполагает внесение изменений в цепочку последовательно соединенных между собой блоков. В этой связи использование «умных» контрактов неизбежно потребует согласование сторонами контракта порядка действий при наступлении или выявлении таких ошибок. Естественно, что такие договоренности на сегодня могут быть зафиксированы только в «обычном» контракте.

Ну и конечно, передать активы, которые подлежат государственной регистрации или которые необходимо передать в фактическое господство исполнить в «виртуальном» мире не получится. Тут нужно, чтобы технологии регистрации и учета прав на блокчейн были поддержаны и внедрены государством. Кстати говоря, правительство Великобритании уже серьёзно озабочено внедрением технологий блокчейн в сферу государственных услуг, а в Эстонии подобная практика уже имеется.

Основными правовыми проблемами совсем недавно занималось британское правительство, которое опубликовало достаточно обширный доклад о возможных проблемах данной технологии. Среди них были названы следующие:

1. Определение юрисдикции «умного» контракта

Проблема здесь в том, что «умный» контракт существует в децентрализованной среде (совокупности децентрализованных реестров). Следовательно, потенциально могут возникнуть вопросы определения применимого права к такому умному контракту. Характер таких проблем в целом напоминает проблемы определения юрисдикции при использовании различных Интернет сервисов.

2. Прозрачность, защита данных и privacy

В докладе отмечается, что анонимность участников системы блокчейн потенциально может вызывать вопросы у регуляторов с точки зрения соблюдения налогового законодательства и законодательства о противодействии финансированию терроризма и легализации средств, нажитых преступным путем. Следует помнить, что биткоины активно применяются на «черном» Интернет рынке для покупки наркотиков и т. д.

С другой стороны, операции в публично открытой децентрализованной сети содержат данные о финансовых показателях всех совершенных в ней сделок. Такая информация является публичной и открытой. Каждый может просмотреть цепочку сделок, количество переданных биткоинов и т. д. Таким образом, значительный массив потенциально коммерчески значимой информации оказывается в открытом доступе. Конечно, сама суть оборота биткоинов — это анонимность, но если такая информация станет открытой, то это может повлечь ущерб для пользователей такой сети. Например, каждый может выбрать следить за каким-либо участником, смотреть на его переводы, их объем, дату с помощью специального сайте. Если впоследствии реальное имя такого участника станет известно, соответственно, всем станет известно и его транзакциях в системе.

Проблемы использования технологии блокчейн также исследовались на уровне Евросоюза. В целом Европарламент пришел к выводу, что регулирование блокчейн приведет к торможению развития технологии на данном этапе, поэтому каких-либо мер по законодательному регулированию использования данной технологии пока не принято.

Сфера применения и направление правового регулирования

У меня лишь осторожный оптимизм относительно использования «умных» контрактов, так как исполнение по многим договорным конструкциям сложно автоматизировать, а текст такого договора связать с реальностью. Например, отношения по передаче имущества, требующее государственной регистрации или оказание услуг. В таких случаях обычными RFID-метками, которые применяются при поставке товаров и подтверждении прибытия товара в определенное место, не поможешь.

Кроме того, для повсеместного использования необходимо, чтобы на такую автоматизацию переходили банки. Да и сложные договорные условия пока что (думаю, что и в среднесрочной перспективе точно) будет удобнее описывать с помощью естественного языка нежели искусственного (языка программирования). Таким образом, в ближайшем будущем основными сферами применения «умных» контрактов будут финансовые рынки (например, использование механизма электронного эскроу), поставка, отдельные виды обязательств и их автоматизированное исполнение (блокировка доступа в помещение при неоплате арендной платы и т. д.).

На данном этапе «умный» контракт представляет собой по большей части хороший способ автоматизированного исполнения достигнутых договоренностей, такой своеобразный способ исполнения, нежели полноценный контракт (договор), представляющий собой сформулированный набор договоренностей сторон, достигнутый посредством переговорного процесса. Таким образом, вполне возможен сценарий, в соответствии с которым стороны заключают обычный договор и предусматривают в нем механизмы исполнения с применением автоматизированных алгоритмов («умных» контрактов). Вместе с тем, обычный «бумажный» договор должен в любом случае иметь приоритет над «умным» контрактом.

Если посмотреть на те примеры сервисов, которые построены на платформе Etherium, то можно увидеть, что они по большей части представляют собой как раз автоматизацию некоторых процессов. Речи о сложных операциях не идет. Во многом из-за того, что государствами не признается биткоин или криптовалюта, титул на активы физического мира невозможно передать автоматически, и сложные договорные условия не поддаются изложению на искусственном языке.

Банки все активнее исследуют возможности, предоставляемые технологией блокчейн. Например, банки HSBC и Bank of America используют блокчейн для расчетов по торговым операциям (по сути заменив аккредитив на «умный» контракт"). Позиция государства также стала более аккуратной. Понятно, что не в интересах государства разрешать оборот параллельной валюты (bitcoin). Вместе с тем, ЦБ РФ недавно высказался, что сама по себе технологий блокчейн может быть полезна для использования в банковской практике.

Активно тестируются возможности блокчейн в сфере фиксации определенных действий. Уже созданы прототипы своеобразного блокчейн нотариата, позволяющего фиксировать и записывать в блоки видеоинформацию.

Технология блокчейн найдет свое применение и в сфере Интернета вещей (Internet of things), сфере предполагающей подключение широкого круга устройств к Интернету и их автономному взаимодействию между собой или с внешней средой. В этой сфере взаимодействие между устройствами и самих устройств с внешней средой во многом поддается автоматизации и здесь «умные» контракты должны получить свое закономерное развитие.

Безусловно, развитие технологий «умных» контрактов — это благо для оборота. Вполне допускаю, что наше законодательство должно содержать положения об «умных» контрактах, электронных агентах (к таким агентам относятся, например, биржевые роботы) и статусе действий, совершаемых такими агентами.

Отвечая на вопрос, поставленный в начале данной заметки, мне лично кажется, что если что-то и угрожает профессии юриста в ее нынешнем состоянии, так это развитие искусственного интеллекта и нейронных сетей. Но это уже совсем другая история.

Автор статьи: Илья Булгаков.

Источник: Zakon.ru.